agranovsky (agranovsky) wrote,
agranovsky
agranovsky

Category:

4 ОКТЯБРЯ ЕСПЧ ОПУБЛИКУЕТ ПЕРВОЕ РЕШЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ БОЛОТНОГО ДЕЛА.

4 октября в 10.00 на сайте ЕСПЧ будут опубликованы 2 решения по жалобам Вашего покорного слуги в интересах Ярослава Белоусова, производства YAROSLAV BELOUSOV v. Russia (Application Number 2653/13) и BELOUSOV v. Russia (Application Number 60980/14). Мы жаловались на нарушения на следствии и при вынесении приговора.

Напомню вопросы, которые были поставлены ЕСПЧ перед Правительством Российской Федерации - в ходе коммуникации жалоба Ярослава Белоусова была объединена с другими, но решения будут выноситься по каждому индивидуально.

1. По жалобе на продления YAROSLAV BELOUSOV v. Russia (Application Number 2653/13)

I. ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ВСЕХ ЗАЯВИТЕЛЕЙ.
1. В отношении каждого заявителя Правительству предлагается представить обновленную информацию о ходе уголовного дела заявителя и мерах пресечения, которые в настоящее время применяются к ним (содержание под стражей или иное). Если содержание заявителя под стражей был продлено позже даты последнего письма заявителя в Суд, предлагается указать общую продолжительность содержания под стражей и причины продления, а так же представить копии соответствующих постановлений о продлении, копии судебных решений.
2. В ходе разбирательств, в которых содержание под стражей было избрано или продлено (слушания по мере пресечения) убедился ли суд в том, что существовали «разумные подозрения» против заявителей, как того требует статья 5 часть 1 пункт «c» Конвенции? В частности, в ходе слушаний по мере пресечения, оценил ли суд доказательства, подтверждающие существование таких «разумных подозрений» (см.Худоеров против России, № 6847/02, § 180, 8 ноября 2005 года и Щеглюк против России, № 7649/02, § 43, 14 декабря 2006 года)?
3. Принимая во внимание такие причины на которые явно опирались национальные суды во время заключения под стражу (см., например, Быков против России [GC], №4378/02, § 66, 10 марта 2009 года, и Савенкова против России, №30930/02, §§85 и 87, 4 марта 2010 года), было ли заключение заявителей под стражу оправданно «существенными и достаточными причинами», как того требует статья 5 часть 3 Конвенции в взаимосвязи со статьей 5 частью 1 пунктом «с» их? В частности:
- Уважалась ли судами презумпция в пользу освобождения (в частности, насколько было распределено бремя доказывания (см. Власов против России, № 78146/01, § 108, 12 июня 2008 года и Моисеев против России, № 62936/00, § 154, 9 октября 2008 года)?
- Оценивались ли судами конкретные фактические обстоятельства, свидетельствующие о рисках, якобы созданных заявителями (см., например, Панченко против России, № 45100/98, § 107, 8 февраля 2005 года; Долгова против России, № 11886/05, § 49, 2 Марта 2006 года; Мишкеткул и другие против России, № 36911/02, § 57-59, 24 мая 2007 года; Гусев против России, № 67542/01, §§ 80-82, 15 мая 2008 года; Сизов против России, № 33123/08, § 53, 15 марта 2011; и Романова против России, № 23215/02, § 127-133, 11 октября 2011 года)?
- Рассматривали ли суды соответствующие доказательства для того, чтобы установить реальное существование этих фактов (см., например, Александр Макаров против России, № 15217/07, §§ 125–27, 12 марта 2009 года и Чумаков против России, № 41794/04, § 162, 24 апреля 2012 года)?
- Рассматривал ли суды возможность применения менее тяжелых мер пресечения для заявителей, таких как залог, домашний арест, электронное наблюдение, личные поручительства и так далее (см., например, Пшевечерский против России, № 28957/02, §§ 69-71, 24 мая 2007 года; Царьков против России, № 16854/03, § 70, 16 июля 2009 года; Миминошвили против России, № 20197/03, § 92, 28 июня 2011; и Федоренко против России, № 39602/05, § 71, 20 сентября 2011 года; см. также Постановление Верховного Суда России от 22 октября 2009 года )?
- Учитывали ли суды должным образом меняющуюся ситуацию с заключенными и меняющуюся необходимость в их заключении, продлевая им сроки содержания под стражей (см., например, Алексанян против России, № 46468/06, § 191, 22 декабря 2008 года; Сизов против России, приведенное выше, и Сокуренко против России, нет. 33619/04, § 87, 10 январь 2012 г.)?
4. Была ли властями проявлена «особая тщательность» в проведении судебного разбирательства в отношении заявителей, как того требует статья 5 часть 3 Конвенции? В частности, произвели ли суды оценку конкретных процессуальных действий, которые необходимо предпринять в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, а также причин, почему эти действия не были ранее предприняты или не могли быть предприняты более оперативно (см.Валерий Самойлов против России, №57541/09, § 123, 24 января 2012 года, и Сингаевский против России, №. 17628/03, § § 82-86, 27 марта 2012 года)?

II. ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЖАЛОБ.
Акименков (№2613/13)
(I) Были ли условия содержания заявителя в местах содержания под стражей ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительству предложено прокомментировать все аспекты условий содержания которые озвучил заявитель. Правительству предлагается представить документальные доказательства, в том числе журналы регистрации заключенных, поэтажные планы, дневные планы, цветные фотографии санитарного оборудования и т.д., а также отчеты надзирающих прокуроров относительно условий содержания в каждом объекте.
(II) Были ли условия перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(III) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, касательно конвойного помещения и зала заседаний здания суда.
(IV) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Барабанов (№ 4966/13)
Соответствовала ли длительность судебного разбирательства в суде г.Москвы в данном случае, в котором заявитель пытался оспорить законность его предварительного заключения под стражу от 30 мая 2012 года и продления от 4 июля 2012 года и 31 октября 2012 года, «скорости», требуемой статей 5 параграфа 4 Конвенции?

Белоусов (№ 2653/13)
(I) Были ли условия содержания заявителя в местах содержания под стражей ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительству предложено прокомментировать все аспекты условий содержания которые озвучил заявитель. Правительству предлагается представить документальные доказательства, в том числе журналы регистрации заключенных, поэтажные планы, дневные планы, цветные фотографии санитарного оборудования и т.д., а также отчеты надзирающих прокуроров относительно условий содержания в каждом объекте.
(II) Были ли условия перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(III) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, касательно конвойного помещения и зала заседаний здания суда.
(IV) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Кавказский (№ 19327/13)
(I) Были условия ли перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(II) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, что касается комнаты конвоя и зала заседаний здания суда.
(III) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Косенко (№ 15669/13)
(I) Учитывая историю психического заболевания заявителя, выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?
(II) Соответствовала ли длительность судебного разбирательства в суде г.Москвы в данном случае, в котором заявитель пытался оспорить законность продления ему срока содержания до 5 июля 2012 года «скорости», требуемой статьей 5 частью 4 Конвенции?

2. По жалобе на приговор BELOUSOV v. Russia (Application Number 60980/14).

I. ВОПРОСЫ ПО ДЕМОНСТРАЦИИ 6 МАЯ 2012 ГОДА.
1. Выполнили ли власти в представленном случае свою обязанность принять надлежащие меры для проведения законной демонстрации в целях обеспечения ее мирного прохождения, как того требует статья 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция)? (см. Oya Ataman v. Turkey, no. 74552/01, § 35, ECHR 2006-XIII). Правительству предложено представить документы, относящиеся к разрешению демонстрации на Болотной площади 6 мая 2012 года и мерах по обеспечению контроля за безопасностью толпы до, в течение и после демонстрации.
2. Что послужило для властей причиной остановить проведение демонстрации ранее, чем это было запланировано? Если решение остановить демонстрацию было принято из-за серьезного нарушения общественного порядка, была ли установлена причина этого нарушения?
3. Если на демонстрации произошло серьезное нарушение общественного порядка, были ли действия властей адекватными характеру и степени нарушения?
В частности, были приказы прекратить демонстрацию и разогнать ее
оправданы?
4. Было ли проведено расследование событий 6 мая 2012 года на Болотной площади? Если да, то Правительству предлагается представить результаты этого расследования, все имеющие отношение видео и аудиоматериалы, а также аудиозапись суда над заявителями.

II. ВОПРОСЫ ПО ВСЕМ ЗАЯВИТЕЛЯМ:
В отношении каждого из заявителей Правительству предлагается ответить на
следующие вопросы:
1. Принимая во внимание каждого из заявителей в отношении их ареста и последующего обвинения в уголовных преступлениях, имело ли место вмешательство в право заявителя на свободу мирных собраний в свете статьи 11 части 1 Конвенции? Если да, было ли такое вмешательство предписано законом и необходимым в свете статьи 11 части 2 Конвенции?
2. Имело ли место такое же вмешательство в право заявителя на свободу выражать свое мнение в свете статьи 10 части 1 Конвенции? Если да, было ли такое вмешательство предписано законом и необходимым в свете статьи 10 части 2 Конвенции?
3. Были ли меры безопасности и контроля за толпой ограничивающие права и свободы заявителей на свободу собраний и свободу выражения своего мнения, приняты в нарушение положений статьи 18 Конвенции (см. Gusinskiy v. Russia, no. 70276/01, ECHR 2004-IV)?
4. Были условия содержания под стражей заявителей в ходе слушаний в
Московском городском суда и Никулинском районном суде г.Москвы
совместимы со статьей 3 Конвенции (см., в частности, Svinarenko и Slyadnev v. Russia [GC], nos. 32541/08 and 43441/08, 17 July 2014)?
Отвечая на этот вопрос, Правительство не должно повторят доводы, приведенные в делах Akimenkov v. Russia, no. 2613/13 and 6 other applications и Lutskevich v. Russia, no. 6312/13 and 3 other applications, который Суд уже принял во внимание в предыдущем деле.

III. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ В ОТНОШЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЕЙ:
В отношении жалоб г-на Белоусова, г-на Луцкевича и г-на Зимина, Правительству предлагается ответить на следующие вопросы:
1. Принимая во внимание конкретные жалобы каждого из заявителей в отношении уголовного процесса, было ли судебное разбирательство в отношении них проведено независимым и беспристрастным судом, в соответствии со статьей 6 частью 1 и частью 3 пунктами «b» и «c» Конвенции?
2. В случае г-на Белоусова, принимая во внимание, что он был предъявлен ключевому свидетелю против него, офицер полиции Ф., до процедуры опознания, и что первоначальные показания Ф. не были исследованы в судебном заседании, было ли судебное разбирательство в отношении заявителя соответствующим статье 6 части 1 и части 3 пункту «d» Конвенции?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments