agranovsky (agranovsky) wrote,
agranovsky
agranovsky

ДЕЛО АРАКЧЕЕВА: ХОДАТАЙСТВО В ГП РФ О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ДЕЛА. ЧАСТЬ 1.

В связи с тем, что Президент РФ Медведев Д.А. готов вернуться в изучению обстоятельств дела, (как сообщают СМИ http://www.infosud.ru/incident_news/20111109/257207230-print.html), сегодня мы направляем в Генеральную прокуратуру РФ Ходатайство о о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.
Текст ходатайства здесь:


Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.Я.
Адвоката Аграновского Дмитрия Владимировича, МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры», 123056, г.Москва, пер.Красина, д.15, офис №1, а/я 81, тел.8-903-969-06-83 (секр.), 8(499)134-68-16 (факс), 8-903-746-98-94.
По делу Аракчеева С.В., осужденного 27.12.2007 Северо-Кавказским окружным военным судом по ст.105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы в ИК строгого режима.
Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 28.08.2008 приговор оставлен без изменения.

Х О Д А Т А Й С Т В О
о возобновлении производства по уголовному делу
ввиду новых обстоятельств.

Я обращаю Ваше внимание на новые обстоятельства по делу Аракчеева Сергея Владимировича, 6.07.1981 г.р., лейтенанта, командира инженерно-саперной роты в/ч 3186 (дивизия им.Ф.Э.Дзержинского, г.Реутов-3, Московская область), ранее не судимого, к административной ответственности не привлекавшегося, по службе и по месту жительства характеризовавшегося исключительно положительно, имеевшего неоднократные поощрения, награжден медалями «За воинскую доблесть», «За ратную доблесть» и медалью Суворова и Худякова Евгения Сергеевича, 26.01.1978 г.р., старшего лейтенанта, командира мотострелковой роты в/ч 3186, ранее не судимого, к административной ответственности не привлекавшегося, по службе и по месту жительства характеризовавшегося исключительно положительно, имевшего неоднократные поощрения.
Часть этих обстоятельств существовала на момент вступления приговора в законную силу, но по независящим от Аракчеева С.В. причинам не стала известна суду, а часть появилась позднее, однако устраняет преступность и наказуемость деяния (ст.413 ч.2 п.2, ч.4 п.3 УПК РФ).

Обстоятельства дела Аракчеева С.В.
Приговором Северо-Кавказского окружного военного суда от 29.06.2004 Аракчеев С.В. и Худяков Е.С. по предъявленным обвинениям по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, л», 167 ч.1, 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ были оправданы в связи с их непричастностью к совершению данных преступлений.
11.11.2004 оправдательный приговор был отменен Военной коллегией Верховного Суда РФ в связи с тем, что в состав присяжных по делу были включены граждане из списков присяжных не только на 2004 год, но и на 2003 год. Внимание на это обстоятельство было обращено только после вынесения по делу оправдательного приговора.
Приговором Северо-Кавказского окружного военного суда от 12.10.2005 Аракчеев С.В. и Худяков Е.С. были повторно оправданы в связи с непричастностью к совершению преступлений.
25.04.2006 оправдательный приговор был отменен Военной коллегией Верховного Суда РФ на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 6.04.2006 №3-П (принято через полгода после приговора) суть которого в том, что до формирования в Чеченской республике списков присяжных заседателей уголовные дела в отношении военнослужащих, обвиняемых в совершении преступлений на территории ЧР, должны слушаться не судом присяжных, а профессиональными судьями.
Иных оснований для отмены приговора по делу нет.
Обращаю внимание, Постановление КС РФ от 6.04.2006 №3-П больше на территории России не применялось, и набор присяжных для всех военных окружных и флотских судов производился и производится в прежнем порядке – в том же самом, в котором набирались присяжные до принятия этого Постановления. При этом, на основании Постановления КС РФ от 6.04.2006 №3-П были отменены только два приговора в Российской Федерации – это оправдательный приговор по делу Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. и оправдательный приговор по делу Ульмана Э.А., Калаганского А.Е., Воеводина В.Н., Перелевского А.В. однако, не было отменено ни одного обвинительного приговора даже Северо-Кавказского окружного военного суда, не говоря уже обо всех остальных военных окружных и флотских судах.
Если следовать той логике, которую применила Военная Коллегия Верховного Суда РФ, отменяя приговор от 25.04.2006 по делу Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. на основании Постановления КС РФ от 6.04.2006 №3-П, необходимо отменить ВСЕ без исключения приговоры военных окружных и флотских судов, вынесенные с участием присяжных заседателей, как оправдательные, так и обвинительные, вынесенные на территории Российской Федерации после 6.04.2006, например, оправдательный приговор, вынесенный 14.10.2011 года Тихоокеанским флотским военным судом по делу об аварии на атомной подводной лодке «Нерпа».
Военная коллегия Верховного Суда РФ, отменяя уже вынесенный 12.10.2005 оправдательный приговор Аракчееву С.В., нарушила один из основополагающих принципов права, закрепленный как в Конституции РФ (ст.54 ч.1), так и в Уголовном Кодексе РФ (ст.10 ч.1), в соответствии с которым закон, ухудшающий положение лица, не имеет обратной силы.
Кроме того, ст.19 ч.3 Конституции РФ запрещает любые формы дискриминации граждан по признакам социальной принадлежности. Однако, из Определения Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.04.2006 следует, что лишь военнослужащие, проходившие и проходящие службу на территории Чеченской республики не имеют права на рассмотрение их дела судом присяжных заседателей в случаях, предусмотренных законом.
Таким образом, в отношении военнослужащих, проходивших и проходящих службу на территории Чеченской республики, допускается дискриминация по социальной принадлежности.
Дело Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. после отмены второго оправдательного приговора было направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но рассматривалось уже без присяжных заседателей, одним профессиональным судьей.
Я вынужден был в самом начале Ходатайства вернуться к истории дела Аракчеева С.В., поскольку третье рассмотрение дела Аракчеева С.В., на мой взгляд, нуждалось в особо тщательном и объективном судебном исследовании, изучении и проверке всех доводов не только обвинения, но и защиты.
Считаю, что все произошло с точностью до наоборот.
27.12.2007 ранее дважды оправданный Аракчеев С.В. Северо-Кавказским окружным военным судом в составе судьи Цыбульника В.Е. был осужден по ст.105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы в ИК строгого режима.
Необъективность, предвзятость суда, его сугубо обвинительный настрой были продемонстрированы Аракчееву С.В. и его защите немедленно, уже на предварительном слушании по делу. Фактически, первое, что сделал судья Северо-Кавказского окружного военного суда Цыбульник В.Е. – незаконно, без каких бы то ни было оснований изменил меру пресечения Аракчееву С.В. и проходящему с ним по делу Худякову Е.В. с подписки о невыезде на содержание под стражей.
Впоследствии, 1.02.2007, это решение было отменено Военной коллегией Верховного Суда РФ и 13.02.2007 Аракчеев С.В. был из-под стражи освобожден. Однако, почти двухмесячное пребывание Аракчеева С.В. под стражей не только наглядно продемонстрировало необъективный, обвинительный настрой суда, но и существенно, необратимо, принципиально нарушило его право на защиту – и в дальнейшем ходе процесса эти нарушения уже не могли быть скомпенсированы.
В ходе судебного заседания судом не было удовлетворено ни одного сколько-нибудь существенного ходатайства защиты, зато абсолютное большинство ходатайств обвинения было удовлетворено. Так, например, суд огласил по ходатайству стороны обвинения показания не явившихся свидетелей обвинения, однако в точно такой же ситуации отказался огласить показания пяти не явившихся свидетелей защиты.
И это при том, что слушание по делу проходило в г.Ростов-на-Дону, большинство участников процесса со стороны защиты проживает в г.Москве и вынуждено было добираться в судебное заседание со значительными затруднениями, а свидетели по делу, заявленные стороной защиты, проживают во всех концах России! Фактически, взятие Аракчеева С.В. под стражу на предварительном слушании существенно затруднило ему возможности в представлении доказательств.
Поэтому в ходе процесса стороной защиты было заявлено председательствующему по делу судье Цыбульнику В.Е. не менее пяти отводов.
В приговоре суда, занимающем 74 страницы, действия Аракчеева С.В. и Худякова Е.В. описаны так:
«В январе 2003 года старший лейтенант Худяков и младший лейтенант Аракчеев находились в служебной командировке в Чеченской республике, где в составе своих подразделений выполняли задачи в рамках проведения контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона. При этом командир разведывательного взвода Худяков со своим подразделением дислоцировался на территории комплекса правительственных зданий администрации Чеченской Республики в г.Грозном (центр города – Д.А.), а командир инженерно-саперного взвода Аракчеев – на тыловом пункте управления войсковой части 3186, расположенном на Петропавловском шоссе, на территории бывшего пассажирско-автобусного транспортного предприятия г.Грозного (северо-восточная окраина города – Д.А.).
15 января 2003 года Худяков и Аракчеев в составе бронегруппы под руководством начальника разведки Чурина, состоящей из двух БТР-80 № А-225 и №226 с экипажами находились на взводном опорном пункте (ВОП) в Октябрьском районе г.Грозного, где на месте гибели сослуживца употребили спиртные напитки…
Около 17 часов того же дня на проселочной дороге, ведущей от перевала через Терский хребет к аэропорту «Северный» г.Грозного Худяков и Аракчеев увидели следовавшие во встречном направлении три автомобиля «Камаз». Пропустив первые две машины, они остановили «Камаз» государственный номер Х005СС77 под управлением Янгулбаева С.С.
Урожая оружием, Худяков потребовал, чтобы водитель Янгулбаев С.С. вышел из кабины и лег на землю. Одновременно с ним пьяный Аракчеев подошел к пассажирской двери «Камаза» и, демонстрируя свое мнимое превосходство и неуважение к находившимся в кабине Джамбекову А.А. и Хасанову Н.У., под угрозой оружия также беспричинно заставил их лечь на землю.
Продолжая свои незаконные действия и находясь в состоянии алкогольного опьянения, Аракчеев и Худяков, по предложению последнего, с целью лишения жизни произвели с близкого расстояния выстрелы из закрепленного за ними оружия, соответственно АКС-74 №7882965 (у Аракчеева С.В. никогда не было автоамата с таким номером – Д.А.) калибра 5.45 мм и автомата АС «ВАЛ» №LE0259 калибра 9 мм в голову и тело лежавших на земле Янгулбаева, Джамбекова и Хасанова.
В результате совместных действий Худякова и Аракчеева потерпевшим были причинены:
- Джамбекову - одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга, одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого;
- Хасанову одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого, раны в правой скуловой и теменной областях;
- Янгулбаеву одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга, одно пулевое слепое проникающее ранение груди с повреждением левого легкого, три пулевые сквозные проникающие ранения груди с повреждением легких, одно пулевое сквозное ранение средней фаланги первого пальца правой кисти.
От полученных телесных повреждений, несовместимых с жизнью, Янгулбаев, Джамбеков и Хасанов скончались на месте происшествия.
Намереваясь скрыть следы убийства, Худяков приказал подчиненным убрать трупы с дороги и спрятать их в расположенных неподалеку кустах, что и было исполнено, после чего совместно с Аракчеевым на БТРе покинул место преступления.» (стр.2-3 Приговора, Приложение 1)
Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 28.08.2008 приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 27.12.2007 оставлен без изменения.
Аракчеев С.В. и Худяков Е.С. вину в предъявленных обвинениях категорически отрицают. Аракчеев С.В. 15.01.2003 никуда с Худяковым Е.С. не выезжал, экипажу Худякова Е.С. не придавался. Приказ об этом в материалах дела отсутствует.
И, напротив, в деле имеются документы, однозначно и наглядно подтверждающие алиби Аракчеева С.В.
В ходе третьего процесса в суд были представлены выписки из приказов командира 2-го Полка Особого Назначения Егорова Е.А. №016 от 14.01.2003 (т.35 л.д.221) и №017 от 14.01.2003 (т.35 л.д.222) в ПВД (пункт временной дислокации) г.Грозный, в которых указано, что на 15.01.2003 Аракчееву С.В. была поставлена задача на выход в качестве командира на инженерную разведку (разминирование) на БТР А-208, с группой прикрытия на БТР А-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г. Эти выписки из приказов были представлены впервые, в предыдущие процессы не предоставлялись.
Эти выписки полностью согласуются с приобщенной к материалам дела Выписке из Журнала боевых действий войсковой части 3186 №913-С на 15 января 2003 года (т.40 л.д.26), в котором эти решения командира приведены как выполненные. Эта выписка также была представлена впервые.
С выписками полностью согласуется журнал выхода машин из ТПУ на 15.01.2003. Согласно протоколу осмотра журнала выхода машин от 18.01.2003 (то есть, задолго до появления в деле как Аракчеева С.В., так и Худякова Е.В.), «15.01.2003 года БТР А-208 и А-211 выезжали три раза в периоды с 7.20 до 9.30, с 10.20 до 12.20 и с 14.20 до 15.25. Старшими являлись Аракчеев и Берелидзе.» (т.1 л.д.120-124) То есть, как видно из журнала, Аракчеев в момент описанных в обвинительном заключении событий, был не с Худяковым на БТР А-226, а совсем в другом месте в качестве командира БТР А-208.
Таким образом, даже без всех прочих доказательств алиби Аракчеева С.В. на 15.01.2003 можно считать доказанным.
В судебном заседании оглашены имеющиеся в деле пять Заключений баллистических экспертиз. Из этих Заключений однозначно усматривается, что все гильзы и пули, найденные на месте происшествия, не имеют никакого отношения ни к автомату Худякова Е.С. ни к автомату Аракчеева С.В., ни вообще к какому-либо оружию в/ч 3186, представленному на экспертизу.
Так, в выводах Заключения баллистической экспертизы №143/03 указано: «Представленные стрелянные гильзы от 7.62 патронов, 9 мм патронов, 5.45 патронов обнаруженных на месте происшествия и при дополнительном осмотре места происшествия, стреляны не из ПК №ТГ-158-1995 (пулемет свидетеля Цупика - Д.А.), АС «ВАЛ» LE 0259 (автомат Худякова - Д.А.), … АКС-74М №7882965 (автомат Аракчеева - Д.А.)."
Имеющиеся в деле судебно-медицинские экспертизы трупов по определению не могут считаться таковыми: в связи с тем, что «по мусульманским обычаям вскрытие тел умерших не предусмотрено» (так указано в обвинительном заключении), обязательного в таких случаях вскрытия и внутреннего исследования трупов не проводилось, а проводился лишь наружный осмотр трупов с сильно выраженными гнилостными изменениями в могиле через четыре месяца после захоронения. По этим данным эксперт «устанавливает» огнестрельный характер ранений, последовательность их причинения, причины смерти, калибр (в том числе и в мягких тканях) и вид оружия! Достаточно обратиться к любой медицинской литературе, чтобы убедиться, что это просто невозможно. Очевидно, что «выводы» эксперта просто подогнаны под версию следствия.
При первоначальном осмотре трупов на одежде не обнаружено следов огнестрельных повреждений, а в день обнаружения трупов одежда была оперативно уничтожена – сожжена, что исключает ее исследование по инициативе защиты.
Следует обратить особое внимание, что в теле Янгулбаева С.С. находится пуля, по которой с точностью можно определить, из какого оружия она выпущена. Эта пуля выпущена не из автомата Худякова и не из автомата Аракчеева. Более того, достаточно лишь обратиться к т.9 л.д.156-157, чтобы увидеть, что повреждения в автодокументах на имя Янгулбаева (при условии, что эти повреждения – огнестрельные) оставлены пулей калибра не менее, чем 7.62 мм.
На месте происшествия также были найдены 6 гильз калибра 7.62 мм и лишь одна калибра 5.45 мм. Ходатайства защиты о повторной эксгумации, о повторной судебно-медицинской и баллистической экспертизе суд отклонил. Также суд, в нарушение ст.271 ч.4 УПК РФ, отклонил все ходатайства защиты о допросе в суде специалистов, явившихся в суд по инициативе защиты. Заключения специалистов суд отказался приобщить к материалам дела (на этом вопросе я подробно остановлюсь ниже).
Судья Цыбульник В.Е. отказался допросить явившегося в судебное заседание Маслова Е.Н., суд-мед. эксперта отдела сложных экспертиз Бюро СМЭ Ростовской области, эксперта высшей категории, профессора. Также судья Цыбульник В.Е. отказался приобщить к делу все заключения специалистов-медиков – как заключения самого Маслова Е.Н., так и Заключение специалистов-экспертов Солохина А.А., судебно-медицинского эксперта, доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача РСФСР, стаж работы 50 лет, высшая категория врача – судебно-медицинского эксперта и Ростошинского Э.Н., судебно-медицинского эксперта высшей категории, стаж работы 46 лет.
Суд отклонил вообще все ходатайства защиты тем или иным образом связанные с вопросами баллистики, медицины, допросов специалистов или признания доказательств недопустимыми.
В судебном заседании алиби Аракчеева С.В. подтвердили 25 допрошенных в судебном заседании свидетелей. При этом, свидетели Нуждин М.В., Задёра А.В., Марчев А.А., Бражников С.А., подполковник Тигишвили Н.Т., подполковник Перпелюк С.М., подполковник Пруссаков М.Н., Степанов В.С., Никифоров С.М., Юдин В.А., Свиридов Э.И., Айкин Н.С., Милов Д.А., Головин А.А., Чурин А.А., Искалиев Е.А., Макарченков С.М. были допрошены как в настоящем судебном заседании, так и в предыдущих.
Показания еще пятерых не явившихся свидетелей, подтверждавших алиби в предыдущих процессах, суд огласить не разрешил. При этом суд разрешил огласить показания не явившихся свидетелей обвинения.
А свидетели Зайцев Р.А., Стрелец Д.В., Матвеев А.В., Тимофеев А.Е., Першин О.Н., майор Скачков А.М., подполковник Новик Ю.Е., подполковник Сизов А.В. ранее на следствии и в судебных заседаниях не допрашивались, то есть доказательственная база защиты расширилась по сравнению с последним оправдательным приговором на 8 свидетелей.
Таким образом, доказательственная база защиты по сравнению с последним оправдательным (хотя и отмененным) приговором существенно расширилась, а доказательственная база обвинения осталась без изменений.

О новых обстоятельствах по делу Аракчеева С.В.
1. Заключение специалиста-полиграфолога.
В настоящее время Заявитель содержится в колонии ФБУ ИК-3 УФСИН России по Рязанской области по адресу: 391846 Рязанская область, г.Скопин, мкр.Октябрьский.
10 июня 2011 года Заявителю на основании запроса адвоката Аграновского Дмитрия Владимировича, Московская Коллегия Адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» с целью проверки достоверности объяснений по ситуации, связанной, с уголовным делом №8/06,5/07 проведено 10 июня 2011 года комплексное психофизиологическое исследование с применением полиграфа («детектора лжи»).
На основании изученных материалов дела были сформулированы вопросы, подлежащие выяснению:
1. Выявляются ли в ходе исследования с применением полиграфа у Аракчеева С.В. психофизиологические реакции, свидетельствующие об искажении или сокрытии чего-либо в своих показаниях по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории Чеченской Республики?
2. Выявляются ли в ходе исследования с применением полиграфа у Аракчеева С.В. психофизиологические реакции, свидетельствующие о производстве выстрелов из огнестрельного оружия в людей по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории Чеченской Республики?
Комплексное психофизиологическое исследование проводилось на территории ФБУ ИК-3 УФСИН России по Рязанской области, с применением профессионального компьютерного полиграфа «Поларг» № 31-0106.
Исследование (КПФИ) проведено специалистом по диагностике лжи с применением полиграфа и психологом-практиком Барышевым О.В. (высшее психологическое образование, диплом Гуманитарной Академии ВС РФ от 1992 года, серии ФВ № 581703); имеющим справку ВНИИ МВД РФ (от 4 декабря 2000 года) на право проведения опросов с использованием полиграфа; прошедшим курс повышения квалификации полиграфологов по специальной программе, утвержденной МВД РФ (Свидетельство № 2-1653 от 17 июля 2004 года) на базе ВИПК МВД РФ; А также имеющим Свидетельство (серия МТА № 1770351) о дополнительном образовании по специальности полиграфолог; стаж работы по специальности полиграфолог – 11 лет, из них в качестве ведущего специалиста в системе МВД РФ – 6 лет.
В Выводах Комплексного психофизиологического исследовании, в частности, говорится:
«3. В ходе исследования с применением полиграфа у Аракчеева С.В. не выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие об искажении или сокрытии чего-либо в своих показаниях по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории ЧР.
4. В ходе исследования с применением полиграфа у Аракчеева С.В. не выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о производстве выстрелов из огнестрельного оружия в людей по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории ЧР.
5. В процессе КПФИ также не выявлено какой-либо точной информации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории ЧР.
6. Непосредственно участие самого Аракчеева С.В. в исследуемых событиях (15 января 2003 года на территории ЧР) не выявляется и не подтверждается.» (Приложение 3)
Считаю, что Заключение специалиста-полиграфолога от 14.06.2011, в соответствии со ст.413 ч.2 п.2, ч.4 п.3 УПК РФ является новым обстоятельством, устраняющим преступность и наказуемость деяния.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments