agranovsky (agranovsky) wrote,
agranovsky
agranovsky

Categories:

РЕЧЬ АДВОКАТА ДМИТРИЯ АГРАНОВСКОГО В СУДЕ ПО БОЛОТНОМУ ДЕЛУ. ЧАСТЬ 2.

5. Как видно из текста обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 7.11.2013, действиями Белоусова Я.Г. был причинен ущерб гражданину Филиппову В.Ф. Однако, гражданин с такими инициалами не предварительном следствии потерпевшим не признавался, на предварительном следствии и в суде на допрашивался.

6. В соответствии со ст.6 ч.3 п. «b» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления должен иметь достаточное время и возможности для осуществления своей защиты. А в соответствии со ст.6 ч.3 п. «с» Конвенции, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право защищать себя через посредство выбранного им самим защитника.
При этом, в соответствии со ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, никто не должен подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.
В соответствии со ст.389.17 ч.1 УПК РФ, «Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения».
В соответствии со ст.389.17 ч.2 п.4 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае является «рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным в соответствии с настоящим Кодексом, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника».
В судебных заседаниях подсудимым не была обеспечена возможность для реализации права на защиту.
В соответствии со ст.16 ч.2 УПК РФ обязанность в обеспечении возможности реализации права на защиту возлагается на суд.
В соответствии со ст.243 ч.1 УПК РФ председательствующий по делу принимает предусмотренные УПК РФ меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон.
Дело слушалось в залах 338, 635 Московского городского суда, зале 303 Никулинского районного суда г.Москвы и в зале 410 Замоскворецкого районного суда г.Москвы.
Прежде всего, следует отметить, что в ходе всех судебных заседаний конвой просматривал конфиденциальную переписку между адвокатами и подсудимыми, несмотря на то, что защита неоднократно обращала внимание, что обмен документами между адвокатом и подзащитным строго конфиденциален и никакому просмотру не подлежит. Сотрудники конвоя не только просматривали документы на предмет незаконных вложений, но и изучали содержание документов, что является нарушением принципа конфиденциальности.
Далее, в зале 338 Московского городского суда подсудимые в количестве 10 человек – Белоусов Я.Г., Барабанов А.Н., Зимин С.Ю., Кривов С.В., Луцкевич Д.А., Полихович А.А., Савелов А.В., обвиняемые по ст.ст.212 ч.2, 318 ч.1 УК РФ, Акименков В.Г., Кавказский Н.Ю., Ковязин Л.Н., обвиняемые по ст.212 УК РФ были помещены в стеклянный шкаф на две явно недостаточные по длине скамьи подсудимых, огороженные, практически вплотную стеклянным ограждением значительно выше человеческого роста, в котором отсутствует вентиляция. На скамье подсудимых они были расположены вплотную друг к другу, скамьи не были оборудованы спинками, а также отсутствовало место, где подсудимые могли бы расположить свои документы по делу.
В силу особенностей стеклянного ограждения скамьи подсудимых, участники процесса-подсудимые с большими затруднениями могли слышать происходящее в зале, а их самих было плохо слышно другим участникам процесса. В силу большой скученности, отсутствия спинок сидений и приспособлений для размещения документов, подсудимым было затруднительно участвовать в процессе и делать необходимые записи. Нахождение в таких условиях в течение длительного времени вызывало повышенную утомляемость.
В зале суда 338 в ходе предварительных слушаний и слушаний по существу конвой препятствовал адвокатам подсудимых в осуществлении их профессиональных обязанностей, а именно: подсудимые помещены на скамьи подсудимых, огороженные двухсекционными стеклянными ограждениями неустановленной законом формы. В стеклянном ограждении было сделано четыре отверстия – два очень узких спереди и два широких по бокам для бесед адвокатов с подзащитными. Ранее, во всех известных мне процессах, проходящих в Московском городском суде адвокатам было разрешено беседовать со своими подзащитными через боковые отверстия. Однако, в настоящем процессе конвой препятствовал беседе адвокатов со своими подзащитными через боковые отверстия, разрешая беседовать только через два узких фронтальных. С учетом количества подсудимых и адвокатов это делало практически невозможным беседы адвокатов со своими подзащитными в нормальных условиях, прежде всего в условиях конфиденциальности.
Это также, фактически, исключило возможность для подсудимых беседовать со своими адвокатами в любое время в ходе судебного процесса. Между тем, для реализации конституционного права на защиту подсудимые должны иметь беспрепятственную возможность консультироваться со своими адвокатами в любой момент слушаний по делу в условиях конфиденциальности.
Обращаю внимание, что стеклянное ограждение, отделяющее подсудимых от основного пространства зала, не предусмотрено какими-либо законами или санитарными нормами Российской Федерации.
338
На фото – подсудимые в зале суда №338 Московского городского суда перед началом предварительных слушаний. Затем слушания по существу проводились в зале №635, где скамья подсудимых огорожена таким же стеклянным барьером, но в котором прорези на передней части стеклянного ограждения отсутствуют.

После перевода процесса в зал 635 Московского городского суда ситуация заметно ухудшилась. Несмотря на то, что защитники получили возможность беседовать в перерывах с подсудимыми через боковые отверстия в стеклянных шкафах, а шкафов стало два, что позволило рассадить подсудимых более просторно, условия для общения адвокатов с подзащитными в ходе процесса стали заметно сложнее.
На фото, приведенном ниже, видно, что в зале 635 Московского городского суда подсудимые, расположенные в закрытых наглухо (сто стороны защиты) стеклянных шкафах, полностью лишены возможности в процессе слушаний контактировать со своими адвокатами, то есть, лишены права на защиту и права на получение юридической помощи.
Кроме того, экран проектора, находящийся справа, расположен слишком далеко для того, чтобы люди с плохим зрением, например такие, как Владимир Акименков и Ярослав Белоусов, могли на нем что-то рассмотреть. Мы ставили этот вопрос перед судом, но меры приняты не были.
635
Санитарные правила СП 31-104-2000 «Здания судов общей юрисдикции» (Утверждены приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 2 декабря 1999 г. № 154. Внесено изменение № 1, утвержденное приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 21 марта 2003 г. № 24 и согласованное Председателем Совета судей Российской Федерации от 20 марта 2003 г.
«8. Требования безопасности.

8.3* В залах судебных заседаний для рассмотрения уголовных дел следует устанавливать металлическую заградительную решетку высотой 220 см, ограждающую с четырех сторон место для размещения подсудимых во время проведения судебных процессов. Ограждаемая решеткой площадь должна обеспечивать размещение от 3 до 20 подсудимых, она устанавливается в задании на проектирование.
Заградительная решетка должна иметь дверь размером 200´80 см и перекрытие (сетка рабица). Для изготовления заградительной решетки следует применять металлический прут диаметром не менее 14 мм. Допускается выполнять заградительную решетку высотой до потолка зала.»
Таким образом, стеклянное ограждение скамьи подсудимых установлено в зале суда незаконно.
Проведение процесса почти в каждодневном режиме привело не только к невозможности реализации права на защиту, но и к слушанию процесса в условиях, бесчеловечных по отношению к подсудимым.
Подсудимые вынуждены были вставать в ранее время, несколько часов тратить на дорогу в суд в «автозаках», потом несколько часов находиться в суде, затем несколько часов тратить на дорогу обратно. В камерах они нередко оказывались примерно к 12 часам ночи и позже. Кроме того, нарушался режим и качество их питания, а также режим соблюдения санитарно-гигиенических процедур.
В таблице приводится временной график поездок подсудимых с суд за период 2-16 июля 2013 года.

Дата Подъем Забрали
на сборку Погрузили в автозак Автозак прибыл в суд Судебное заседание закончилось Погрузили в автозак Прибыли в ИЗ-77/5, забрали на сборку Оказался в камере
2.07 5.00 6.10 9.30 10.00 17.00 20.00 21.00 23.40
3.07 6.00 7.45 9.30 10.00 перенесено 20.00 21.00 22.30
4.07 7.00 8.00 9.30 10.00 19.00 20.00 21.00 00.10
9.07 6.20 7.30 9.30 10.00 17.00 21.00 22.30 23.10
10.07 6.20 7.40 9.30 10.00 18.00 20.30 21.30 22.45
11.07 6.20 7.30 9.30 10.00 15.00 17.00 19.00 19.40
16.07 6.20 8.30 9.30 10.00 17.40 21.00 22.00 1.05

При этом большинство подсудимых страдает различными хроническими заболеваниями. С учетом длительного характера процесса, условия, в которых находились подсудимые, не только не соответствуют санитарным нормам, но и являются бесчеловечными и негуманными.
Если подсудимый подвергается бесчеловечному обращению в тюрьме, при транспортировке у суд и в зале суда, то вообще нельзя говорить о возможности для реализации им права на защиту.
Обращаю внимание, что Белоусов Я.Г. 3.08.2013 перенес с судебном заседании приступ вегето-сосудистой дистонии, была вызвана «Скорая помощь», диагноз подтвержден, в последствии проходил лечение в медицинской части ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г.Москве. Одна из причин развития заболевания – общее утомление и нервное истощение.

С сентября 2013 года слушания были перенесены в зал 303 Никулинского суда. Этот зал уже был предметом изучения Европейского Суда на предмет неполной возможности для реализации права на защиту. Так, после аналогичного судебного процесса в 2005 году по обвинению 39 членов Национал-большевистской партии по ст.212 ч.2 УК РФ, Европейским Судом была коммуницирована жалоба на приговор Тверского суда г.Москвы Angirov and Others v.Russia №30395/06, поданной от имени 24 осужденных по делу. Европейский Суд поставил перед Правительством Российской Федерации, в частности, среди прочих, следующие вопросы:
Вопрос 1 (b): «Учитывая, что судебные слушания проходили почти каждый день, и Заявители не могли конфиденциально консультироваться со своими защитниками в зале суда, имели ли они достаточное время и возможности для подготовки своей защиты в соответствии со ст.6 ч.3 п. «d» и получение эффективной юридической помощи в соответствии со ст.6 ч.3 п. «с»?
Правительству предлагается указать даты судебных слушаний, а также час их начала и окончания. Также предлагается указать даты и продолжительность встреч каждого Заявителя с его или ее адвокатом в месте содержания под стражей во время суда. Наконец, необходимо описать условия, в которых Заявители могли консультироваться с адвокатами во время слушаний и представить подтверждающие документы, такие, как фотографии и план зала суда с указанием размещения обвиняемых, их защитников и конвоя во время судебных заседаний и перерывов.»
Коммуникация по делу завершена в 2011 году, дело ожидает решения.
Обращаю внимание, что внимание Правительства РФ Европейским Судом было обращено на те же вопросы, которые ставили и мы в ходе наших судебных заседаний. При этом, в ходе судебных слушаний 2005 года зал суда, по крайней мере был оборудован микрофонами.
Защита неоднократно просила привести условия на процессе в соответствие с санитарными нормами, а также обеспечить возможность для реализации права на защиту, однако этого сделано не было.
В судебных заседаниях подсудимые неоднократно заявляли о том, что их рано поднимают, поздно заводят в камеры, везут в тяжелых условиях, слушания проводятся слишком часто, а все вместе взято исключает их сколько-нибудь полноценную подготовку к процессу.
Более-менее подходящие условия для работы в зале суда созданы лишь в зале 410 Замоскворецкого суда г.Москвы, где дело слушается с 9.01.2014.
Таким образом, в ходе судебных слушаний были нарушено право Белоусова Я.Г. не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, предусмотренное статьей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты, предусмотренное ст.6 ч.3 п. «b» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

7. Ранее защита сообщала суду, что по настоящему делу Европейским Судом по правам человека был придан приоритет и начата коммуникация по жалобам Владимира Акименкова, Ярослава Белоусова, Леонида Ковязина, Артема Савелова, Андрея Барабанова, Михаила Косенко и Николая Кавказского, объединенных в общее производство Vladimir Georgievich Akimenkov and 6 others v.Russia №2613/13, Дениса Луцкевича, Алексея Полиховича и Степана Зимина, объединенных в общее проивзводство Denis Aleksandrovich Lutskevich and 2 others against Russia №6312/13, а также жалобе Сергея Кривова.
Правительству Российской Федерации направлено Изложение фактов (Statement of facts) как их видит Европейский Суд. По первому производству задано 26 вопросов, по второму 14 вопросов. По первому производству Правительство должно было ответить до 17.01.2014, а по второму до 14.02.2014. ЕСПЧ задал вопросы по ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод о бесчеловечном обращении в отношении обвиняемых и подсудимых, по пункту «с» части 1 статьи 5 о предполагаемом неправомерном аресте (что большая редкость) и части 3 статьи 5 о предполагаемом неправомерном продлении срока содержания под стражей. Кроме того, по Денису Луцкевичу поставлены вопросы о его избиении при задержании и отсутствии эффективного расследования по этому факту.
Защита неоднократно обращала внимание, что наши подзащитные содержатся под стражей незаконно, а избранная мера пресечения является бесчеловечной и не обеспечивающей право на защиту.
Дважды срок содержания под стражей продлевался всем вместе, одним постановлением, без всякой индивидуализации, на 6 месяцев и на 3 месяца. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ №41 от 19.12.2013 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», п.30: «Суд вправе рассмотреть вопрос о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых, подсудимых в одном судебном заседании при условии индивидуального исследования обстоятельств, имеющих значение для принятия решения о мере пресечения.
В описательно-мотивировочной части постановления (определения), вынесенного в отношении нескольких обвиняемых, подсудимых, следует излагать мотивы принятого решения в отношении каждого из них. В резолютивной части такого постановления (определения) необходимо указывать срок, на который продлено содержание под стражей, и дату его окончания в отношении каждого лица.»
В соответствии со ст.413, 415 УПК РФ, решения Европейского Суда являются новыми обстоятельствами, влекущими отмену судебных решений, признанных Европейским Судом незаконными, противоречащими Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющейся составной частью правовой системы Российской Федерации, в данном случае отмену всех решений судов первой инстанции об аресте подсудимых, продлении им сроков содержания под стражей и соответствующих решений судов второй инстанции.

В связи с изложенным, прошу Белоусова Я.Г. по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.212 ч.2, 318 ч.1 УК РФ, оправдать.

29 января 2014 года Аграновский Д.В.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments