agranovsky (agranovsky) wrote,
agranovsky
agranovsky

Category:

ДЕЛО ОЛЕГА МИРОНОВА. АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: "ДУРАКОВ НАДО УЧИТЬ".

"Дураков надо учить" - как сообщает агентство BFM.ru, именно так Андрей Макаревич прокомментировал начало суда над Олегом Мироновым, находящимся 8 месяцев в тюрьме за протест против карательной операции в Донбассе.
http://www.bfm.ru/news/294351
Четкий и однозначный комментарий для всех, кто рассчитывает на милосердие такого рода людей.
Нет его и не будет. Ни Олегу, ни его жене, ни сыну 13 апреля 2014 года рождения на милосердие Макаревича, думаю, рассчитывать не приходится.
Так или иначе, суд над Олегом Мироновым начался. Небольшой зал не смог вместить и половину желающих поддержать Олега. У суда, видимо, по старой памяти дежурил автобус ОМОНа.
Судья Замоскворецкого суда продлил Олегу срок содержания под стражей сразу на 6 месяцев, а всего до 1 года 2 месяцев.
К сожалению, Олег по идейным соображениям запрещает мне жаловаться в Европейский Суд и я уважаю его выбор, хотя это впервые в моей практике. У Олега для ЕСПЧ 100%-ная ситуация, делу, без сомнения, был бы придан приоритет.
Сегодня послед продления срока содержания под стражей процесс был отложен в связи с неявкой потерпевшего, которым назначен охранник Дома музыки. Его местонахождение также суду не известно.
Дело отложено на 17 июня, на 11.30. В это день будет оглашено обвинительное заключение и начнутся допросы явившихся лиц.
Напомню, по результатам акции в Доме музыки вред здоровью никому причинен не был, а концерт Макаревича с программой "Идиш-Джаз" после проветривания продолжился.

13 мая 201 года в Мосгорсуде, по адресу: г.Москва, Богородский вал, дом 8 состоится слушания по нашей жалобе на продление Олегу Миронову срока содержания под стражей до 8 месяцев. Олег Миронов выразил свой протест против войны и геноцида Донбасса на конце Андрея Макаревича и за это сидит в тюрьме 8-й месяц. По версии следствия, таким образом Олег Миронов (не Макаревич, а Миронов) выразил свое "явное неуважение к обществу".
Однако, далеко не все согласны с тем, что протестовать против войны и позиции Андрея Макаревича - это неуважение к обществу.

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ О ДЕЛЕ ОЛЕГА МИРОНОВА: "МАКАРЕВИЧ СУДИТСЯ С ПУТИНЫМ":

"Музыкант Андрей Макаревич ездил со своей рок-группой на Украину, на территорию, недавно перешедшую под контроль карателей, которые прошлись по этим местам с огнем и мечом. Они ставили захваченных патриотов Донбасса на колени, надевали им на голову мешки, глумились, в застенках мучили и пытали пленных ополченцев. Макаревич ездил в эти места и играл там свою музыку – это был абсолютно политико-идеологический акт. Он поддерживал киевских силовиков, он радовался и ликовал по поводу того, что силы ополчения, силы Новороссии летом были отброшены с этих рубежей и проиграли битву за Славянск. Это был манифестальный акт художника, симпатизирующего Киеву и бросающего вызов общественному мнению России, которое в это время изнывала, рыдала перед телевизорами, видя, как там убивают русских.
Я обвинил Макаревича в национальном предательстве. Юридическое сообщество, которое обслуживает либералов, по-видимому, посоветовало Макаревичу возбудить против меня дело, предъявить мне свой иск. С подачи этого юридического сообщества Макаревич нашел адвокатов, нашел судью или суд, где такое разбирательство могло иметь успешный результат. В итоге Макаревич выиграл дело.
Я был ошеломлен. Ведь Макаревич выиграл не у Проханова, а у Путина, у России, у общественного мнения государства Российского. Позже, слава Богу, при передаче дела в следующую инстанцию, вменяемые судьи, разбирая этот казус, отвергли победу Макаревича, перечеркнули ее. На мой взгляд, была восстановлена юридическая и социально-политическая правда.
Ненависть к Макаревичу, возбужденная этим гадким по отношению к нашей Родине поступком, была колоссальна. Интернет «гудел» оскорблениями. Государственные и патриотические организации отказывали Макаревичу в проведении концертов и не предоставляли ему концертные залы.
Один из концертов, который он пытался дать, был сорван молодым человеком по имени Олег Миронов. Это протестант, человек, близкий к Лимонову, активист «Другой России», человек, привыкший к ярким, манифестальным, скандальным жестам проявления своей воли, симпатии и антипатии. Придя на концерт Макаревича, он достал баллончик с газом, совершенно обычный, такой, который прыскают в нос хулиганам и маньякам барышни на улице, и распылил этот газ, сорвав концерт. Олега Миронова арестовали, и сейчас он проходит судебное разбирательство. Ему грозят тюремным заключением до 7, а то и до 8 лет. Наши юридические структуры восприняли это, конечно же, неприличное, хулиганское деяние, как акт, за который нужно казнить.
Снова Макаревич, со своей чудовищной акцией, направленной против кодов русского национального сознания, остается в выигрыше. А парень, который решил таким экстравагантным образом продемонстрировать свое отношение к этому казусу, оказывается под следствием, и ему грозят чудовищные сроки.
На мой взгляд, этот инцидент, так или иначе, должен быть оценен юридически, но оценен справедливо. Конечно, молодой протестант, к которому я отношусь с абсолютной симпатией, должен понести какое-то наказание. Но это максимум 10-15 суток заключения под стражей с принудительными общественными работами, а не жестокий палаческий срок.
Я солидаризируюсь с этим человеком. Я сделал тоже самое, но только в руках у меня не было баллончика с газом, в руках у меня была моя газета и моя лексика. Я также хотел бы срывать концерты Макаревича, проходи они в логове карателей под аплодисменты ненавистных мне укрофашистов или в Москве, где такие концерты носят не музыкальный характер, а являются просто политико-идеологическими манифестациями.
Я выражаю свое возмущение поведением нашего юридического сообщества. И у меня закрадываются мысли, а не находятся ли там люди, близкие к «Правому сектору», например. Не являются ли наши юристы и следователи людьми, близкими к тем же Яценюку с Порошенко. Не дай Бог, если это так."
Материал предоставлен интернет-каналом «День».

ЗАХАР ПРИЛЕПИН В "ИЗВЕСТИЯХ" О ДЕЛЕ ОЛЕГА МИРОНОВА, СИДЯЩЕГО ЗА КОНЦЕРТ МАКАРЕВИЧА.

http://izvestia.ru/news/585016
Невеселая роль Миронова.
Писатель Захар Прилепин - о настоящих патриотах и «букве закона».
Жила-была одна радикальная лево-консерва­тивная партия. Придумал ее и возглавил один замечательный писатель в компании очень талантливого философа и культового музыканта, ныне покойного. Писателя зовут Лимонов, философа — Дугин, музыканта звали Летов. Партия разрослась и прославилась в 1990-е годы — по которым теперь более-менее достигнут консенсус, по крайней мере внутри пресловутых 86%. 90-е были временем огромных ошибок и периодического позора. В «нулевые» партия продолжала бузить, ее били, мяли, запрещали — свыше двухсот партийцев получили уголовные сроки за свои разнообразные акции.
Справедливости ради стоит сказать, что за идентичные акции партия получала бы сроки и в любой демократической европейской стране, тем более в США. В европейской стране сроки были бы поменьше, в США просто закатали бы в асфальт — например, за захват приемной администрации президента. Именно такую штуку проделали здесь однажды наши ребята. На них периодически натравливали всевозможную молодую поросль — ну, вы помните все эти славные имена: «Наши», «Сталь», «Молодая гвардия» и тому подобное. Предполагалось, что есть плохая молодежь — экстремисты и радикалы (хотя они требовали всего того, что отчасти случилось сегодня: жесткой внешней политики, отказа от западных товаров, поддержки русских за пределами страны и т.д.), а есть хорошая — которая «за великую Россию» (на самом деле в целом за любое начальство, всевозможную личную стабильность и т.п.).
И тут случился Крым. А потом случился Донбасс. И в самые короткие сроки вдруг выяснилось, что плохая молодежь, которая состоит из экстремистов и радикалов, — в огромном количестве уехала в Крым и в Донбасс — они участвовали там в митингах с первых дней, они поднимали людей, они агитировали против майдана — их снова ловили, били, высылали из страны, но эти ребята были опытные, они к такому обращению привыкли. Одни из первых поставок гуманитарной помощи организовали именно эти ребята — раньше их называли «нацболы», сейчас называют «другороссы». Потом они создали боевое подразделение в Луганске — и уже год там воюют. Они работают по всем направлениям сразу — от журналистики до обмена пленными. Зато их недавних оппонентов — питомцев «Селигера», новой «комсомолии» — в Донбассе не увидишь. Может, они там и есть, но они страшно законспирированы. Это настолько серьезные кадры, что их — как 25-й кадр — зафиксировать нельзя.
Обижаться тут незачем и не на кого. Каждый работает как может. Кто-то марширует и осваивает бюджеты, кто-то сидит в окопе. Смущает тут другое. А именно: позиция государства. Государство как-то задумывается о том, кто встанет на его защиту, если беда придет сюда? Нужно же какие-то молодые, боевые кадры создавать. И предыдущие попытки создания этих кадров были не совсем удачные. Преображенские полки из «Наших», прямо скажем, никуда не годные. Тыловую службу из них и то не соберешь.
Не сказать, чтоб «другороссы» очень ждали сигнала от государства: мол, я всё поняло, впредь буду вести себя аккуратнее, и вообще, ребята, оказывается, вы тоже любите Родину, с вами можно иметь дело. Нет, сигнала, говорю, не ждали. Но надежда на некоторые послабления всё-таки была.
Однако печальная действительность пока упрямо говорит о другом. Есть такой «другоросс» — Олег Миронов. Яркий парень, родом из Инты, 1987 года рождения, растит сына, сына зовут Захар. Захару Миронову — один годик. В прошлом году «другороссы», возмущенные всем нам хорошо известной позицией исполнителя Анд­рея Макаревича, попытались сорвать его концерт. Якобы распылили слезоточивый газ в зале. Концерт остановился, но потом опять начался. Пострадавших вследствие акции нет.
Мне эта акция не понравилась сразу, я как раз считаю, что Россия страна необычайно свободная и то, что здесь могут существовать и сосуществовать разные мнения, — нам плюс. В отличие от одной соседней страны, что идет «домой, в Европу», у нас в мусорные урны беззащитных общественных деятелей не засовывают.
Однако последствия акции видятся мне несоразмерными самому событию. По итогам акции был задержан Олег Миронов, который, судя по всему, несколько поспешно взял вину на себя: да, я распылил газ. Потом, правда, выяснилось, что его отпечатков на баллончике нет. И вообще Миронов ехал из Инты в Донбасс в качестве ополченца-добровольца.
10 октября 2014 года ему было предъявлено обвинение по ст. 213, ч. 1, п. «а» УК РФ — до пяти лет лишения свободы. Пять лет за что? За то, что концерт остановили на 15 минут? А чего не 15 лет тогда? В те дни такое обвинение казалось нелепицей, которая скоро разрешится. Засадить молодого, пусть и чуть обозленного патриота, отца маленького ребенка — зачем? А ни за чем. Кому-то оказалось надо. Миронову было предъявлено обвинение по ст. 213, ч. 1 уже по двум пунктам — «а» и «б»: «Применение предметов, используемых в качестве оружия», «По мотивам ненависти либо вражды к социальной группе».
Социальная группа — это группа «Машина Времени», даже без группы, но в лице одного Андрея Макаревича? Или как это понимать? Баллончик — оружие? Следом прибавилась ст. 116 УК РФ «Побои». Кого он побил, из обвинения категорически не понятно. Ныне планируется очередное утяжеление обвинения до ст. 213, ч. 2 УК РФ «Хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка». Парню могут дать в целом девять лет. Осатанеть — девять!
Утверждается, что Миронов попал струей перцовки в глаз охраннику. Но охранника с больным глазом тоже нет в природе — вся охрана жива и здорова и Андрей Макаревич, конечно, тоже. Никто не ждет в случае Миронова хоть какой бы то ни было общественной кампании — это же не «Пусси Райт». Миронов по идейным соображениям отказался от жалобы в Европейский суд: «другороссы» в европейском оправдании не нуждаются. Они нуждаются в понимании на своей Родине. Но, как невесело шутит адвокат Олега Миронова — коммунист Дмитрий Аграновский: «То, что мы, левые, вдруг так полюбили власти, совсем не значит, что власти полюбили нас».
Не надо, чтобы любили. Надо, чтобы у них чувство самосохранения работало. Здравый смысл, чтобы включался. Это вы, дорогие наши управители, навешали за последнюю четверть века столько медалей-орденов российскому шоу-бизнесу, сколько ни у одного ополченца в Новороссии нет и не будет. Ополченцев между тем убивают, а ваш орденоносный шоу-биз в 99 случаях из ста занял какую-то особенную позицию: всё происходящее либо вообще не по их части, либо они в Киев поедут споют — но уж никак не в Донецк.
Объяснить рационально, что происходит в случае Миронова, я, увы, не могу. Он и так уже полгода отсидел — пока суд да дело. Чего еще надо? Он и так был наказан вполне. И что, вы думаете, если вы Миронову навесите «девяточку», Андрей Макаревич будет лучше к вам относиться? Или вся «прогрессивная общественность» сразу? Нет, не полюбят они вас. Или вы руководствуетесь «буквой закона»? Но в этом деле за километр виден кромешный абсурд. У нас начальники нефтяных компаний на больших автомобилях могут людей задавить насмерть — и ничего с ними не случается, а тут вообще какая-то чепуха, охранник чихнул три раза. А вот думать о том, как нужно строить отношения с наиболее яркой, активной, боевой (мало того — обстрелянной) и пассионарной частью российской оппозиции, стоит. Вообще думать стоит. Потому что не думать стоит дороже.

СЕРГЕЙ ШАРГУНОВ В "СВОБОДНОЙ ПРЕССЕ" ДЕЛЕ ОЛЕГА МИРОНОВА:

http://svpressa.ru/t/119675/
Андрей Макаревич написал в Фэйсбуке, что я достал его напоминанием о Миронове, и что его, Макаревича, знакомая-аллергик до сих пор недужит, и дальше проклятья от читателей в мой адрес и комментарии: «Пускай посидит!». Это «Пускай посидит!» «люди с честными лицами» задорно повторяют снова и снова, как будто «Будьте здоровы!» под чье-то чиханье.
Я ведь не адвокат всех названных выше, а всего-то о милосердии, про то, что давно уж они «закрыты». Но ясное дело, за Миронова не заступятся, петицию не составят – оказывается, о сострадании надо вспоминать, когда надо… Какое удивительное открытие!..
Если не знаете, молодой человек Миронов Олег прервал московский концерт Макаревича Андрея (потому что перед этим тот концертировал на территории свежезанятой ВСУ). У Миронова друзья погибли в Донбассе. Кто-то под крик: «Предатель!» пшикнул в воздух из газового баллончика. (Мы в школе на перемене, лихие подростки 90-х, друг в друга пшикали – хоть бы хны… Недавно какой-то дурень распылил баллончик в вагоне метро, подержали в «обезьяннике», и отпустили – не в тюрьму же в самом деле. Либерал-театралка швырнула в стоявшего на сцене Михаила Пореченкова пистолетом-муляжом… Скандал на спектакле, однако иди с миром, тетка, и пошла). Через десять минут после акции Миронова концерт Макаревича благополучно продолжился. Миронов в тюрьме уже семь месяцев. Все время ему продлевают срок и утяжеляют статьи обвинения. Теперь до девяти лет. Дома грудной ребенок.
- Балончик! Газовый! До сих пор худо! Апчхи!
- Пускай сидит!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments