Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Красная Армия

ВИЗИТ БАБАЕВ.

64246_original
Тут Игорь Иванович Стрелков говорит, что возражает против создаваемого культа его личности. Мне, говорит, это не нужно. При всем уважении возражу. Вам, Игорь Иванович, не нужно, а нам нужно! Нам нужен свой Че Гевара, Александр Матросов и Гарибальди. И это относится не только к в высшей степени уважаемому мною Игорю Ивановичу, но и в целом к защитникам Новороссии.
Нам нужны примеры, настоящие люди, на которых можно воспитывать молодежь. После полного дерьма прошедших 20 лет - настоящие, живые, наши современники! Так что Вы уж потерпите, в педагогических целях. Увы, и это теперь тоже Ваша функция.
Красная Армия

К ОДЕССКОЙ ХАТЫНИ. УБЕЙ ФАШИСТА!

Константин Симонов

ЕСЛИ ДОРОГ ТЕБЕ ТВОЙ ДОМ (1942).

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!
Красная Армия

АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ ПРОХАНОВ "ПОЭМА О ФЛАГЕ"

ОДНО ИЗ МОИХ ЛЮБИМЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ.



ПОЭМА О ФЛАГЕ

Смертелен приговор, ужасна плата.
На трон в Кремле предатели воссели.
Вселились в Грановитую палату
И там свое справляют новоселье.

Они мою страну колесовали.
Ужасной казни жуткое виденье.
Кровавые обрубки разбросали
Воронам и собакам на съедение.

Попрятались в чуланы командиры.
Былых вождей испуганные лица.
Потухших глаз бессмысленные дыры.
Я пистолет искал, чтоб застрелиться.

Но перед тем как с пулей целоваться —
Что может быть заманчивей и проще? —
Я вышел в ночь, чтоб молча попрощаться
С моей святыней. Я пошел на Площадь.

Она была прекрасной и священной.
Все тех же звезд волшебные рубины.
Все те же башни и седые стены.
Над ней небес бездонные глубины.

Брусчатка — богатырская кольчуга.
Сияет под ногой метеорит.
Собор Блаженного, как сказочное чудо,
Ночными самоцветами горит.

И я стоял на площади безлюдной.
Сияли на груди моей награды.
Передо мной таинственно и чудно
Текли в ночи военные парады.

Тот, незабвенный, в мокром снегопаде,
Когда полки прошли во мгле метельной.
Они еще шагали на параде
И вот уже вступали в бой смертельный.

И тот, второй, навеки знаменитый,
Победный, ярким солнцем озаренный,
Когда к подножью красного гранита
Врагов летели рваные знамена.

И там, где стены царственно алели,
Сквозь брызги хладного осеннего дождя,
Я видел на трибуне Мавзолея
Лицо победоносного Вождя.

Так я с любимой площадью прощался.
В кармане пистолет сжимал кулак.
И в черном небе ветряно плескался
Разгромленной державы красный флаг.

Вдруг я увидел на дворцовой кровле
Людей, их лица в радостном оскале.
Они мой флаг священный, цвета крови,
С веселым гоготом со шпиля опускали.

Он вырывался, пламенный и алый.
Он был живой, из света и огня.
Терзанье флага мне напоминало
В ночи убийство красного коня.

Они его кромсали и срывали.
Они его тащили под уздцы.
Я слышал, как в могилах зарыдали
Убитые в сражениях отцы.

Флаг унесли. Мне было тошно, больно.
Я был за этот флаг один в ответе.
Мне рано умирать. Еще обойма
Заряженной осталась в пистолете.

Я не скажу, как я прошел ворота.
В разведке все — волшебники, творцы.
Нас не тому еще учили в разведроте,
Когда мы брали президентские дворцы.

И вот стою в палате Грановитой.
Здесь что ни гость, то мой заклятый враг.
Пирует демонов разнузданная свита,
Как скатерть, постелив мой красный флаг.

Повсюду клювы, спутанные гривы.
Здесь каждый адской серою пропах.
Вот самка, гузку выставив игриво,
К самцу когтистой лапкой лезет в пах.

Там жабы квакают какой-то тост победный.
Их кожа скользкая синей, чем купорос.
Там кровосос от наслажденья бледный.
Там клювами целуются взасос.

Там две змеи сплелись в совокупленьи,
Там извергает семя нетопырь,
Могильный червь разносит запах тленья,
Кровавой пеной хлюпает упырь.

Они на флаг плюют, кидают корки,
Им вытирают чресла и носы.
И флаг дымит от сатанинских оргий,
Лишен былого света и красы.

Я прислонился к фреске золоченой.
Я долго ждал, когда погаснут свечи.
Когда замрут блудливые ручонки
И в мертвом сне угомонится нечисть.

Застыл в объятьях устрицы кузнечик.
Упырь во сне кричал и хохотал,
Вонзив в клопа свой острый наконечник.
Тогда мой пистолет загрохотал.

Я разбивал их черепа и клювы.
Их мозг летел, как мерзкие фонтаны.
Мне их прыжки и корчи были любы.
И я стрелял в них точно, непрестанно.

Когда клубки лягушек и тритонов,
Комки химер и жужелиц ужасных
Лежали ниц, не издавая стонов,
Я отряхнул от них мой флаг прекрасный.

Я целовал его священный шелк.
Я обмотал его вкруг тела, под рубахой.
И на меня Дух Божий снизошел.
Я вышел из Кремля, не зная страха.

Я флаг сберег. Он жив, мой флаг священный.
Он в моем сердце верящем полощет.
Я знаю, будет день благословенный,
Когда я вместе с ним приду на площадь.

И он опять вернется в небеса.
Его никто и никогда не снимет.
А я уйду за горы и леса,
Туда, где матушка меня обнимет.
.

Феликс Эдмундович

Я ПРИВЕТСТВУЮ СПИСОК МАГНИТСКОГО И СПИСОК ЯКОВЛЕВА.

Главному редактору "Комсомольской правды" Владимиру Сунгоркину отказано в визе в США.
http://ria.ru/politics/20121214/914873630.html
Посольство Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации с большим сожалением вынуждено информировать вас, что в связи с подписанием президентом США закона HR 6156 (закон Магнитского) Государственный департамент приостановил действие вашей въездной американской визы… до особого рассмотрения", — говорится в бумаге.
В этой связи посольство не рекомендует Сугоркину посещать США "до окончательного урегулирования вопроса по возобновлению визы", следует из документа.
"Честно говоря, я недоумеваю. Потому что я не знал Магнитского, а в силу даже этого аргумента, не мог оказывать какое-то влияние на его дело. Я, конечно, хотел в ближайшее время слетать в США, чтобы посмотреть Йеллоустонский национальный парк, но теперь, видимо, не смогу это сделать", — прокомментировал сам Сунгоркин, слова которого приводит сайт газеты.

МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Ничего страшного, Владимир! Съездите лучше на озеро Байкал. Чем меньше наши чиновники будут ездить в США, а американские к нам - тем и лучше.
Разумеется, список Магнитского страшен для страны, где элита только и мечтает, как бы перехать на Запада хоть тушкой хоть чучелом или хотя бы деньги и детей сплавить. Но ведь наша элита не такова, правда, элита (прости Господи!)?
Вот я глубоко чхал на список Магнитского - у меня нет счетов в США, я и за границей-то был один раз в жизни и то по работе - в Страсбурге, в ЕСПЧ. И не рвусь.
Американцы, понятное дело, как всегда, умом и дальновидностью не блещут. Вместо того, чтобы привязывать к себе элиту сырьевого придатка, они начинают ее отталкивать. Разумеется, это радует любого честного патриота. Чем хуже будут наши отношения с США, тем лучше. У Лукашенко и его правительства нет счетов, детей и недвижимости в США, поэтому они и не боятся никаких списков.
И кстати, список Яковлева точно можно сильно расширить - список преступлений США, на мой взгляд, давно уже переплюнул любую другую страну в истории человечества.
Красная Армия

"ОН УЕХАЛ В КОПЕНГАГЕН, Я ОСТАЛАСЬ..."

Песня была такая у группы "Комбинация". Когда только начались рефрмы и все стало можно, главной мечтой мажоров, реформаторов, проституток и воров стало "свалить из этой страны". Прошло 20 лет, в моде ура-патриотизм (оле, оле, оле, олеее!!!), Россия встает с колен, никто песен таких не поет, проститутки и воры в очередь в эмиграцию не прутся, им и здесь неплохо, а сама эмиграция стала больше, но качественно изменилась.
У меня сломался телевизор. Позвонил знакомому хорошему мастеру, а мне говорят - он уехал за границу на ПМЖ. Был у меня друг (то есть он, слава богу и сейчас жив и здоров, и друг), к которому можно было обратиться, но он уехал на ПМЖ в Австралию еще в 2009 году.
Теперь срочно ищу мастеров, надо успеть отремонтировать всю бытовую технику, пока все, кто хоть что-то умеет делать руками, не уехали из нашей умученной реформами и диким капитализмом страны.